Дели, Маджнукатила

Из Катманду в Дели летели самолетом. Сбор за вылет не берут. В аэропорту Катманду нет Дьюти Фри, так что сувениры напоследок купить не удастся. В аэропорту Дели в Индии и отказываются менять всякие непальские рупии на индийские – меняют только купюры не ниже 1000 рупий.

Взяли аэропортовское такси из аэропорта Дели в район Маджнукатила

(Majnu ka Tilla), откуда отправляются автобусы в Дхарамсалу. 1 км на такси стоит 20 Рп + 80 Рп за аэропортовую стоянку. Ехали 1 час. Всего получилось 800 Рп.

Снова за окном была Индия. За окном все те же индусы и трущобы.

Люди спят на разделительной полосе, тротуарах. Черные люди с желтыми белками глаз.  В окна такси тыкались бездомные, прося милостыню. Стало грустно. Напала депрессия по поводу потраченного времени и денег в Индии. Было жалко и то, и другое, и не случившихся хороших впечатлений, и следующего отпуска ждать аж целый год. Всего бездарно потраченного было очень жаль.

Это было начало второй части путешествия по Индии. К этому времени сложилось отношение к этой стране. И оно было не лестным. На тот момент мои впечатления были такие. Индия  — это озабоченность, наглость, грязь, брезгливость, улыбчивость, тупизна, красивые женщины, неморгающие безотрывные взгляды,

Под светом луны приехали в странный и страшный район Индии. Вокруг была или стройка, или свалки. В LP отмечен единственный отель в этом районе. В него мы и пошли под покровом ночи по узкой улочке.

Оказалось что в Маджнукатиле отелей достаточно. Из этого района путешественники отправляются на Север Индии в Маклеод Ганж и Дхарамсалу, где с середины 20 века в изгнании живет Далай Лама и тибетское правительство. В Маджнукатиле есть специальные дома для монахов и паломников. Это маленькая тибетская колония на окраине Дели. В этом месте индусы позволили жить тибетцам. Здесь грязно и разруха, но не пахнет туалетом, как во всей Индии. Здесь продается тибетская еда и предметы для буддистских ритуалов.

В итоге в отеле мы выбрали комнату. Оказалось, что в нем полно европейцев – все едут на учения к Далай Ламе.

В 23 часа поесть в Маджнукатиле было негде – все закрыто. Зато утром мы ели тибетский хлеб – толстые теплые лепешки, купленный у лоточников, фрукты и разные непонятные вкусные штуки. Все дешево. И здесь можно поменять непальские деньги на индийские.

В каждом доме, кафе, магазине есть портреты Далай Ламы.

Мы остались в отеле ждать вечернего автобуса в Дхарамсалу. На улице жара. Автобусные билеты мы купили по интернету заранее. Двое сотрудников отеля позвонили в компанию-перевозчик и заверили, что наша остановка находится через дорогу.

Непонятки с автобусом начались еще с билета. В нем написано: время отправления – 18.00, а время сбора на автобус – 18.30. В 17.00 мы отправились на остановку, на которой никто ничего не знал про автобус. Читать люди не умеют, поэтому наша распечатка билета никому ничего не сказала. Индусы как болванчики улыбались и согласно качали головой. «Этот автобус здесь останавливается?» — дааа!!! «Этот автобус не здесь останавливается?» — дааа!!! «Этот автобус где останавливается?» — дааа!!! Помог грамотный чувак на мотоцикле – он позвонил в компанию и объяснил, что наша остановка гораздо дальше. Мы схватили ноги в руки и побежали на трассу тормозить рикшу. Он привез нас на грязный пустырь. Вокруг были нищие, дети-попрошайки и несколько автобусов. Мы, как и все европейцы, стояли в растерянности. Мы обежали все автобусы – ни один не отправлялся в Дхарамсалу. Пробили 18.00 – автобуса нет. 18.30 – автобуса нет.  Думаю: вот это карма у меня… 19.00 – автобус прибыл! Отправились почти в 19.40. К удивлению, автобус оказался удобным – Вольво – можно вытянуться и поспать. Но, как и положено, грязный. Сзади нас сидели две пожилые индуски, крутые на общем индусском фоне. Они громко хихикали и задирали ноги на передние кресла. Пришлось даже их урезонить.

По пути было несколько остановок. На одной пассажиры ели. Мы тоже намеревались, но не стали, потому что увидели, как повар, раскатывавший чапати, несколько раз поковырялся в жопе, а потом продолжил мять тесто. Для всех туалет был бесплатно, а для меня одной – 10 Рупий. А что вы хотели? – непросто быть европейской туристкой в Индии!

Этот путь вообще удался и был богат на впечатления. На другой остановке продавец соседнего ларька скромно вышел из-за своего рабочего места со спущенными штанами, чтобы продемонстрировать мне все, что было им нажито и вытянуто непосильным трудом. Прямо как у общаги педагогического ВУЗа. Мне вообще всегда везло на эксгибиционистов.

В общем, путь к мечте был не простым!

Дорога была плохой. Много резких поворотов по горному серпантину. Многих пассажиров растошнило. В 06.30 утра мы были в Маклеодганже (McLeod Ganj), в гималайском штате Индии Химчал Прадеш. Ура!

Далай-лама, Рига 2017, Латвия

Далай-лама, Рига 2017, Латвия

Дхарамсала

От вокзала в Маклеодганже до Дхарамсалы добрались на такси. Оказалось, что индийские баки из автобуса тоже ехали в тот же отель, что и мы. Приехали. Стаф спит, отель – жопа. А в Интернете, между тем, выложена очень приличная фотка и номер наш называется «Махараджа»! Дождались времени вселения – 12.00, но оказалось, что у них нет моего заказа. Да, тернистый путь к мечте сложился! Нам предложили подождать еще – вдруг номера освободятся, но были посланы. Так мы нашли другой отель, новый, симпатичный. Только расположились, как воду Г и Х отключили!

Пока решался вопрос с отелем, я успела сделать пропуски в монастырь — ID-кары на учения Далай Ламы.

Дхарамсала находится на горе. И кругом горы и хвойные леса. Это очень красивое и атмосферное место. Начало июня: стояли солнечные дни, на такой высоте была комфортная погода, свежий ветер. Но все эти горы и окрестности завалены мусором. Тибетом, тем, как я его представляла, здесь и не пахнет.

Но неужели уже завтра я увижу Далай Ламу?

 

7 июня 2012 – день, когда Далай Лама взял меня за руку и потрепал по голове

Много лет я мечтала. Точнее, 14 лет — чтобы просто оказаться на его учениях, побывать в местах, где он живет, мысленно выразить благодарность. Я и не думала, что увижу его по-настоящему. Я понимала, что реальность и мечта – это разные вещи. И надеялась, что хоть частичка моей мечты сбудется когда-нибудь. Возможно, за эти годы я сделала что-то такое, что моя мечта не только исполнилась, — сама реальность была такова, какой я ее даже и в мечтах представить не могла.

Все-таки мечты имеют свойство сбываться. Нужно им просто помогать. Например, мечтаешь увидеть Далай Ламу — купи билет в Индию.

1,5 года моей заставкой на компьютере был портрет Далай Ламы. Однажды я зашла на его сайт и увидела, что он проводит учения в Индии в то время, когда я буду в тех краях. Я перекроила маршрут, чтобы в нужное время оказаться в нужном месте. Так я попала в Дхарамсалу.

Я сразу узнала знакомый силуэт среди множества монахов и паломников. Его Святейшество зашел в храм. Сидит в 20 метрах от меня. А я смотрю, и не могу поверить в то, что жизнь такая волшебная штука. И что бы там не говорили, в жизни каждого из нас было чудо и не одно.

Чувство, что напротив меня сидит старый друг, с которым мы встретились после очень долгой разлуки.

Настало время перерыва. Всем присутствующим сказали сесть и наклонить головы, не делать резких движений в то время, когда Его Святейшество будет идти к выходу. Все люди сели, а в протянутых руках держали вещи, которые хотели освятить – шарфы или четки. За порядком следят телохранители – индусы с автоматами.

Я сидела в группе корейских монашек около прохода, и процессия проходила мимо меня. Я, конечно, немного косилась низко голову наклоня, чтобы увидеть Далай Ламу, но с индийской охраной сильно не забалуешь. Вот он от меня в 3-х метрах, в 2-х, в метре… Далай Лама поравнялся со мной, я увидела края его одежды и сандалии в нескольких сантиметрах от меня. Вдруг он остановился, сделал шаг назад, подошел ко мне, засмеялся, взял за руку и потрепал по волосам, сказал: «Какие у тебя смешные волосы!».

Он молодец, не то что я. А вдруг он не остановился бы? Тогда бы я не увидела такие светлые и лучистые его глаза, его улыбку. Не было бы такого чудесного мгновения.

О таком я даже и мечтать не смела. Слезы и полуобморочное состояние посетили меня сразу. В прострации я находилась долго. Я даже не сразу поняла, что ко мне тянутся десятки рук паломников, чтобы дотронуться и получить от меня немного Его благословения.

Я была среди 30 000 человек. Просто я умела мечтать.

Я еще несколько раз оказывалась рядом с Далай Ламой  на учениях. Потом я видела его у ворот резиденции, и он освятил мой хадак – ритуальный шарф. Потом, проезжая мимо на автомобиле, помахал рукой из окна. Казалось, что мы старые добрые друзья и все обязательно будет хорошо! У всех.

Потом не раз я была на учениях Далай Ламы в Риге.

Это одна из тех историй, которые я буду рассказывать внукам. Хорошо, когда есть, что рассказать.

Daramsala, Indiya

Дарамсала, Индия

На учениях Его Святейшество говорил

Парадокс нашего времени: мы имеем большие дома, но маленькие семьи; большие планы – но мало времени. Мы летаем на луну, но боимся перейти дорогу, если ее перебежала черная кошка. У нас есть компьютеры, но мы мало общаемся.

Если вы верите, изучаете и практикуете религию – это хорошо. Но если вы не верите, а являетесь просто хорошим человеком – это отлично. Ведь все религии имеют одну цель – помочь человеку стать хорошим. А у вас и без религии все получается.

Он очень переживает за экологию Земли и ее перенаселенность: «Эту проблему решить очень просто — если бы все пошли в монахи, то нас стало бы намного меньше!», — смеется он.

У буддистов есть важный догмат, касающийся анатмана – бессамостности, отсутствия «Я». Те, у кого низкий интеллект, не могут даже представить о существовании бессамостности.

Один христианин спросил меня: «Что такое пустота?». Я ответил: «Это не ваше христианское дело. Даже и не думай о пустоте». Философия пустоты сильно противоречит христианским идеям. У этого человека была сильная вера в Бога-творца, он был хорошим христианином и человеком. Мои слова могли бы поколебать ее и остаться непонятыми.  Поэтому я не стал ничего ему объяснять и ответил так.

Все остальные религии, кроме буддизма, признают наличие «Я». Я – как совокупность психо-физических свойств. Никакого «Я» нет. Мы одержимы своими привязанностями к одним людям и отвращением к другим. Негативные эмоции не заложены в природу ума.

Далай Ламам говорит, что не знает, где родится в следующей жизни – может быть в Тибете, Корее, России, Японии. Он помнит, что в прошлых жизнях уже рождался в Индии. Так хитро он об этом сказал, что я думаю – следующий раз будет Индия. Ведь только Индия в состоянии дать отпор Китаю и защитить буддизм. И тогда Китай может назначать своего партийного Далай Ламу. Пока между этими странами нет взаимовыгодных отношений, за относительное сохранение буддизма можно не беспокоиться.

Конечно, Китай назначит своего духовного лидера, а остальных признает вне закона. Китай – сильная и мудрая страна, которую не интересует ни чье мнение. И пока это невозможно изменить.

 

Трясу браслетами и думаю

Далай Лама говорит: «Я бездомный». Бездомный человек – человек мира. Бездомный Бог.

Его любят. Тибетцы не останавливаются перед страхом смерти, пересекая китайско-индийскую границу, чтобы попасть к нему на учения. К нему рвутся, падают на колени, плачут, смеются в религиозном экстазе, просят. И никто не может помочь ему. В нем ищут поддержку и помощь свыше миллиарда человек. А ему одному никто помочь не может.

Каково жить, зная, что целая огромная страна Китай ждет твоей смерти? Что чувствует он в изгнании – ответственность, вину, отчаяние? Понимает ли, что возможно он – последний настоящий? Или он ничего не чувствует, а просто делает свое великое дело, потому что это единственное, что он может сделать в такой ситуации? А может он выше чувств, он же Будда? Все ответы в его улыбке.

 

Монахи начали предавать по рядам хлеб и ходить с большими алюминиевым чайниками, разливать чай по кружкам паломников. Молитва подношения чая и лепешек. Когда на учениях мы едим лепешки и пьем чай с молоком – это мы делаем подношение божеству, которым являемся сами.

Есть разница между паломниками из разных стран, хотя все они буддисты. Когда смотришь на буддистских монахов, сразу вспоминаешь служителей церкви, сановников из центральных городов России и богатых регионов: расшитые златошвейками рясы, брллиантово-сапфировые кресты, халява от власть имущих и братков, алкоголь с добротной закуской и танцы в ресторанах. Такая разница с тем, к чему призывают, что проповедуют для паствы и как в открытую живут сами.

Здесь же  наоборот: никогда по одежде или обуви не узнаешь, кто перед тобой – простой монах или Лама. У всех все одинаковое. Абсолютно.

У Далай Ламы одежда того же цвета и из той же ткани, что и у любого буддийского монаха. «Я простой монах», — говорит он о себе. Так и есть, только разве что он единственный монах, которого 24/7 охраняют люди с автоматами.

Он пьет тот же чай и ест те же лепешки, что и остальные паломники. Он беспрестанно улыбается, смеется и шутит. У него добрые, пытливые и любознательные глаза.

— Все в мире относительно, — говорит Далай Лама – Где я окажусь после смерти? Перерождения бесконечны. Вы же любите менять одежду? – так любите и перерождаться! Смерть – неотъемлемая часть жизни – смеется он.

Он точно знает ответы на все вопросы и самый главный секрет тоже знает. Смотрит на нас и смеется – такие смешные мы, людишки, со страхами и желаниями, прическами и огромными домами, бегущие по жизни без любви и улыбки.

Переродится Далай Дама, перерожусь я. Значит, мы еще встретимся с ним. Возможно, в следующей жизни я буду поумнее и найду его раньше. Как же я его узнаю? – по его смеху, конечно!

 

Тибетцы в Индии

Daramsala, Indiya

Дарамсала, Индия

Тибетцы — ни разу не побежденный народ ушел со своей земли в средине 20-го века. Далай Лама и все, сочувствующие буддизму, конечно, благодарны Индии за предоставленное прибежище. Но даже маленькие дети здесь говорят, что их дом  — Тибет. Горная страна, снежные вершины Гималаев, синее небо, буддийские флаги на ветру, запах ячьего молока и шерсти, Родина. Неторопливая жизнь. У многих из тибетцев был шок после того, как они оказались в Дели – плачут, когда рассказывают об этом дне. Но Тибет они уже никогда не увидят, не смогут вернуться. Беженцы.

Сейчас в Индии есть несколько поселений тибетцев. Они пытаются воссоздать свой тибетский мир: говорят на родном языке, ходят в традиционных костюмах, занимаются ремеслом, танцами. Готовят мо-мо и пекут тибетский хлеб. В любом случае, Индия большая и сильная  — что ей кучка тибетцев? – проглотят и не заметят вместе с культурой и самобытностью. Молодежь ассимилирует. С образованием проблемы – тибетские дети все больше поют и играют в мяч, чем учатся. И через пару поколений это будут уже не тибетцы, а индийцы. Так растворится народ.

 

Индусы приезжают в Дхарамсалу в основном как туристы, посмотреть на пришлых. Тычут объективами в лица. «Вы на нашей земле», — транслируют они своим поведением и отношением. Индусы знают, что дали тибетцам убежище, кусок земли, приютили, спасли, и ведут себя как господа и повелители. Многие индусы считают себя выше тибетцев, относятся к ним, как к рабам – раздают пощечины, приказывают, заставляют прислуживать. Те смиренно склоняются – они беженцы. Дома – китайцы, здесь – индусы – деваться некуда.

Хозяева этой земли приезжают в тибетское поселение с фотоаппаратами. В храме подходят к молящимся и медитирующим и фотографируют их в лоб со вспышкой. Они открыто демонстрируют свое превосходство. Эти коричневые друзья человека.

От увиденного индусы стали восприниматься еще хуже. Я начинаю их дразнить, ели вижу, что они пялятся на меня.

Daramsala, Indiya

Дарамсала, Индия

Как попасть на учения Далай Ламы в Дхарамсале (Маклеодгандж). Учения проходят так.

В офисе учений  нужно оформить пропуск. Дхарамсала – это маленькая деревня, верхняя ее часть – Маклеодгандж. Здесь расположены храм Цуглахан, Храм Калачакры, монастырь Намгьял Гомпа, резиденция Далай Ламы. Где находится офис для оформления пропуска, скажет любой встречный.

Офис открывается в 9 утра. Нужно меть с собой фото. Я заняла очередь с 07.30. Даже в этот ранний час здесь до меня уже были десятки людей. После 09.00 народу в офис было человек 500. Большинство – европейцы.

Для учений нужно иметь маленький радиоприемник с наушниками, подушку для сидения и кружку. Купить все это можно в поселке.

Паломники приходят в храм, чтобы занять места на учения, заранее, иногда за несколько дней. Кладешь свою подушку на пол на любое свободное место – это место и будет твоим на время учений. Подушка лежит на этом месте все дни, ее никто не возьмет и не передвинет. Некоторые места занимают целыми приезжими делегациями, например, монастыри Японии, Кореи – такие участки подписывают. Оказалось, что я положила свою подушку рядом с территорией, которую занял корейский женский монастырь. Так и сидела все дни рядом с этими милыми монахинями. Можно пересесть на любое свободное место, но чем позже придешь, тем дальше от центрального зала место тебе достанется. В храме два этажа, и вторая половина паломников слушала учения на другом этаже, наблюдая трансляцию на экранах.

Техническое обеспечение учений хорошее, здесь все отлажено. Мониторы транслируют учения, а на радиоволнах трансляцию ведут переводчики. Перевод учений осуществляют на много языков: английский, корейский, японский, немецкий, русский, французский и т.д. Список радиоволн с соответствующими языками размещен на стенах и колоннах храма. Приходите, настраиваетесь на нужную волну и слушаете.

В день учений в храм нужно приходить заранее, чтобы пройти контроль. Будет большая очередь. Нужно пройти через металлоискатель. С собой можно пронести только приемник, кружку и подушку. Никаких телефонов. Пропуск должен быть с собой всегда. Ничего другого брать с собой не разрешается. Поэтому у меня нет ни одного фото или видео с учений.

Пока стоишь в очереди, можно позавтракать печеньем, лепешками, мо-мо со шпинатом, выпить кофе, купить книги – все это продается здесь.

Во время учений не обязательно сидеть на одном месте, как в других храмах. Можно ходить вокруг зала, где находится Далай Лама и по всему монастырю, крутить молельные барабаны, есть, пить. В течение всего дня монахи разносят лепешки и чай с молоком – поэтому с собой нужно иметь кружку – это подношение вашему Будде.

Далай Лама заходит в храм, когда все разместились. Его сопровождают вооруженные охранники. Он идет не спеша, всем машет руками, улыбается, к некоторым подходит. Садится на трон, и учения начинаются.

На перерыв Его Святейшество уходит первым. В это время паломникам подают знак, чтобы они сели на места и склонились. Учитель в это время выходит из зала. Затем выходят все остальные. Также происходит и по окончанию учений.

Учения длятся с утра до вечера и разделены перерывом на обед.

Когда Далай Лама покидает свой трон, паломники подходят к нему и касаются его края головой, руками или молельными шарфами.

Во время учений Далай Лама живет в резиденции и его можно часто встретить, когда он перемещается по территории или едет на автомобиле по поселку. Подойти к нему близко в этот момент невозможно, потому что охрана защищает его плотным кольцом.

На учениях я заметила, что азиаты волнуются немного, но ведут себя спокойно при виде Учителя. А вот некоторые европейцы впадают в психические состояния. Кто-то плачет, кто-то безудержно рвется к Далай Ламе, что бы получить благословение или коснуться края его одежды. В те учения в зале была статная взрослая женщина, блондинка в белом платье. Она улыбалась, плакала и протягивала к Далай Ламе руки – всем своим видом показывала, что просит благословения. Игнорировать ее было невозможно, поэтому через некоторое время он сказал что-то на ухо своему помощнику, тот вышел в зал, пригласил женщину, подвел ее к Далай Ламе. Она упала перед ним на колени, Его Святейшество положил ей руку на голову и ее в полуобморочном состоянии увели. Успокоившаяся, с блуждающей улыбкой она сидела на своем месте спокойно, смотря внутрь себя. Я надеюсь, что она получила ответы на все свои вопросы.

Когда цикл учений заканчивается и Далай Лама покидает Маклеодгандж, в деревне становиться меньше людей и суеты, улицы и храм пустеют. В храме с этого момента можно фотографировать. Наступает время знакомиться с этим местом и его окрестностями.

 

Время здесь летит очень быстро. Местность хоть и маленькая, но заняться есть чем. Мы ходили на мастер класс по изготовлению тибетского хлеба  и мо-мо. Были в секретариате тибетского правительства в изгнании, музее, храме, библиотеке. Видели, как художники рисуют мандалу. Посетили даже врача тибетской медицины, который ставит диагнозы по пульсу и языку, а потом выписывает какие-то подозрительные на вид травки и шарики. В центре тибетской медицины есть и астролог. Ездили в центр тибетской культуры Норбулинг, где рисуют, вышивают, режут по дереву, шьют, отливают фигурки из металла.

 

Рядом с монастырем в Дхарамсале есть дома, выкупленные европейцами и американцами. Люди переезжают сюда, чтобы посвятить себя буддизму.

На учениях больше всего корейцев, японцев, но много и европейцев, есть и россияне, буряты. Приезжают целыми семьями с маленькими детьми. Мне запомнилась одна семья европейцев – трое детей с больным отцом на инвалидной коляске. Мужчине на вид было больше 80 лет. Все дети заботились о нем, улыбались, разговаривали, всегда были рядом. Интересно, каким он был отцом, что теперь получает от детей столько любви и заботы?

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*